МЕТАЛ
СПИ
ЛИЧЕ
СКАЯ
РАЛЬ
БЛО
КНО
ТА
ПОВА
АГА

ЧКА

АНЕ

этот блокнот был
не так чтобы умен
считать он умел только до 31
но прекрасно бравировал
пьяными заметками
из-за опечаток блокнот и сам
пьянел вычитывая
слова.

блокнот нюхали два раза.
первый еще при покупке.
второй раз все было из-за
рассыпанного на него
белого порошка
порошок расчертили,
пощекотали блокнот лезвием
и познакомили
с купюрой.

купюры блокнот
представлял себе,
ведь он иногда терся о кошелек
и слышал их шелест,
куда более близкий
ему, чем бренчание
монет.

блокнот представлял купюры
чем-то фундаментальным,
а на деле купюра оказалась
трубчатой разговорчивой
и легкомысленной.

блокнот часто пересчитывал
свои чистые страницы
и вычитал из них уже
заполненные.

приступы эмоционального голода
однажды в блокнот
положили открытку.
ну как открытку. флаер.
но флаер очень качественный,
с художественной фотографией.
(реклама была только
с обратной стороны).
так еще вышло неловко,
потому что «открытка» попала
на страницу с не самым
удачным стихотворением.
блокнот даже не смог вспомнить
как докатился до таких
рифм…

моя единственная
любовь была платонической
(зачеркнуто)
(портрет в очках.
бумага – гелиевая ручка)

дразня церберов
в капюшоны прячу яблоки
поджигаю фитиль
из тополиного пуха
в складке бордюр – асфальт
у земли есть край, у эпохи
(зачеркнуто, сверху – стола)
есть край
палкой ищу истину:
сад ведь в луже,
облако в луже мельче
вещает телевизор
дождь хлещет
не задалось утро –
задайся вопросом
как стать матросом
в этой музыке мутной
одноголосой
с такими запросами
горим

вторая часть
поэтического
порыва находилась на
обратной стороне листа,
так что «открытка» могла
лишь догадываться о существовании
финала произведения.

блокнот ощущал
в себе открытку
достаточно долго.
но в блокнот стали
попадать и другие вещи:
две фотографии, визитка,
еще одна открытка, бумажки,
записки со списком гостей.
и даже какой-то страз.
блокнот растолстел.
конечно, все они были
вытряхнуты спустя месяц.
и блокнот снова
пришел в форму.
но блокнот любил вспоминать
только ту самую.
первую.
глянцевую.
«открытку».
с печатными буквами.
с тенями на фотографии.
с откровенным
содержанием.

я валяюсь в снегу, затем
вальсирую какое-то время
в подъезде, затем поднимаюсь
к себе, иду в душ, несколько часов
блюю, ударяясь зубами
об унитаз.
блокноту было странно,
блокнот не любил себя
за лирический пафос
и отсутствие чувства
юмора. блокнот знал
о пафосе и чувстве
юмора вот что:
чувство юмора – это
главный предмет в пенале
портфеля опыта
ластик всего самого
настоящего в прошлом
или ласты для дайвинга
в любой непонятной ситуации
если речь об океане
иррационального
говна

пафос
как псориаз – чешуйчатая
бляшка позора
кусок туалетной бумаги
прилипший к ботинку
на котором ошметками
яблока и желудочным соком
пост – гифка со свечкой
вконтакте, мол,
помним
любим
скорбим

из-за хаотичного
заполнения страниц блокнот
бывало чувствовал себя
нездоровым.

однажды блокнот
встретил другой блокнот.
другой блокнот, перемотанный
яркой бумагой и украшенный
бантом, представился органайзером,
спирали не имел и предпочитал
таинственно молчать.
другой блокнот знал географию
и экстренные номера.
он умел умножать.
он был совершенно невинен
и пролежал рядом всего
один вечер. но в этот
вечер наш блокнот понял,
насколько блокноты
разные.

постепенно блокнот
начал заполняться
не только пьяными
заметками и снами,
постепенно блокнот
познавал все более
странные вещи, которые
было невозможно
структурировать.
например

феноменолог
не может себе позволить
использовать слово как нечто
само собой имеющее какой-то смысл
он должен отвечать за все смыслы
действие либо вечное либо
принадлежит всем временам
справедливое действие лежит
за пределами времени
поскольку это действие
не зависит от интереса
сегодняшнего дня
ни от пристрастий
продиктованных
прошлым ни от желаний
зависимых от будущего
вынесенное принадлежит
всем временам
важно!!!!:
означаемое и означающее
знак всегда
произвольный

или вот скажем
в кино авторство
это очень сложно
за продюсером типа
идут актеры
актер тоже в каком-то
смысле автор – он
воплощает лицом идею
сценарист дальше
и именно его голосом
говорят герои
тоже как бы автор
режиссер сводит все
линии воедино
и вот он верхушка
кто является автором
кино – все вроде как
сводится к режиссеру,
но по сути модель
авторства сложная

сначала блокнот пытался
понимать отдельные слова,
а потом стал делать упор
на интуитивный метод
чтения самого себя.

блокнот понял,
что существуют истории.
их расписывают, а потом о них
думают. потом в какой-то момент
думать становится тяжело
и появляются пьяные
заметки.
рисунки появляются от скуки.
скрипичный ключ нужно рисовать
сотню раз подряд,
чтобы он вышел симпатичным.
у людей есть номера +7
и дальше разные
цифры.

блокнот мялся
очень много раз,
мялся из-за неграмотного
размещения себя в пространстве
и агрессивного вмешательства
ручки в пределы своих внутренностей.
ручка – это не тонкий флаер.
даже не страз. ручка
объемная и имеет дурацкий
колпак с висюлей.

вообще, с ручками у блокнота все было странно. без них он жить не мог. но он их ненавидел. он по ним скучал.
стоило им начать водить по нему своими шариками – блокнот забывал все на свете, увлекался и терял контроль. но блокноту было невыносимо понимать, что без ручек или хотя бы карандаша он не сможет состояться и будет лежать в изоляции и пыли совершенно пустой. даже без списка продуктов.
просто считать до 31.

вот. настало время, когда блокнот начал уже вычитать свои пустые страницы из заполненных.

а потом случилось…
рука вырвала страницу. с сухим звуком.
а затем еще одну.
блокнот забыл что-то важное о православии.
и еще одну.
чистую.
рваные края не позволяли плотно прилегать всем страницам друг к другу.

блокнот стал все чаще задаваться вопросом – что было до. до того, как блокнот стал блокнотом. кто его придумал? кто его сделал? как устроены эти страницы?

разум который устанавливает идеи и регулирует идеи
символисты смыслят как новый мир
а вот формалисты говорят «не, это иллюзия»

что это значит?

когда чистые страницы практически закончились, блокнот перестал трястись в сумке и переехал на книжную полку поставив в своих отношениях с ручками жирную точку. компания на полке была восторг,

блокнот попал в банду и обзавелся друзьями: ремарк с триумфальной аркой на обложке, «тамада-свадьбы» сомнительного издательства и сборник чехова.

блокнот: линейный характер означающего. я вижу – это линия

ремарк: примитивное мышление и крайне сложные представления о чести. то и другое затрудняет жизнь, ежели человек пьян.

тамада: представьтесь, пожалуйста. мы поздравляем вас с выигрышем и вручаем памятный подарок. спасибо! (счастливчик занимает свое место в зале).

блокнот: варианты псевдонимов анечка синенькая, агапий пирамидий, анечка агапова

чехов: (вздохнув). пашка чадин! таких уж нет теперь. пала сцена, ирина николаевна! прежде были могучие дубы, а теперь мы видим одни только пни.

блокнот: в моей крови больше медикаментов, чем во всей сети аптек озерки

ремарк: ничего нельзя исправить. иначе все мы были бы святыми. жизнь не имела в виду сделать нас совершенными. тому, кто совершенен, место в музее.

чехов: я часто думаю: если бы не маша, то я на тебе б женился, олечка. ты очень хорошая... замучился. (прислушивается.)

ремарк: девушка посмотрела на него, потом в окно – на серый пасмурный день – и снова на него.

тамада: свадебный обряд подробно согласовывается с заказчиками. для решения и организации некоторых вопросов свадебного торжества очень удобно иметь под рукой бланки следующей анкеты: место, время проведения свадьбы, сколько дней

блокнот: 31, 29, 31, 30, 31, 30, 31, 31, 30, 31, 30, 31

ремарк: равик рассмеялся

чехов:
(рыдая). куда? куда все ушло? где оно? о, боже мой, боже мой! я все забыла, забыла... у меня перепуталось в голове... я не помню, как по-итальянски окно или вот потолок... все забываю, а жизнь уходит и никогда не вернется, никогда, никогда мы не уедем в москву... я вижу, что не уедем...

ремарк:
человек велик в своих замыслах, но немощен в их осуществлении. в этом и его беда, и его обаяние. у вас русская душа, катя.

тамада: ну что ж, а у наших влюбленных все еще впереди.

чехов: (кладет ему голову на грудь, тихо.) я люблю константина.

ремарк: может быть. но я не люблю возвращаться одна, доставать ключ и отпирать пустую комнату… точно гроб открываешь. достаточно и того, что входишь туда… где тебя не ждет ничего, кроме нескольких чемоданов.

тамада: поднимем наши бокалы!

чехов: (наливает по рюмке.) вы не смотрите на меня так. женщины пьют чаще, чем вы думаете. меньшинство пьет открыто, как я, а большинство тайно. да. и все водку или коньяк. (чокается.) желаю вам! вы человек простой, жалко с вами расставаться.

блокнот: проснуться пьяной парапапапам вот что я люблю

ремарк:
нам бы чего‑нибудь покрепче. коньяку, например. бутылку.

блокнот не всегда мог поддержать разговор, но слушал своих друзей с интересом. блокнот понимал, насколько хаотично устроено его мышление и старался привести мысли в порядок.

пыли становилось все больше.
блокнот перенесли в коробку.
в коробке лежали тетрадки, школьные дневники, аттестат и диплом о высшем образовании.
все они говорили одновременно, считали, перечисляли и повторяли… и блокнот иногда от скуки тоже начинал просто перечитывать какие-то части из себя.

а потом кто-то открыл блокнот снова.
погнутая спираль надорвала страничку о платонической любви.
упала капля жидкости, чернила расплылись.
это была не ручка.
это был не алкоголь.
это было что-то, что, что-то, что
что-то о чем говорить
что-то
что
что-то
что

а потом был огонь, в котором этот блокнот все забыл и ненадолго став дымом разучился считать вовсе
и протрезвел

конец
этот блокнот был не так чтобы умен
считать он умел только до 31
но прекрасно бравировал пьяными заметками
из-за опечаток блокнот и сам пьянел вычитывая слова.
блокнот нюхали два раза. первый еще при покупке. второй раз все было
из-за рассыпанного на него белого порошка
порошок расчертили, пощекотали блокнот лезвием и познакомили с
купюрой.
купюры блокнот представлял себе,
ведь он иногда терся о кошелек и слышал их шелест, куда более
близкий ему, чем бренчание монет.
блокнот представлял купюры чем-то фундаментальным,
а на деле купюра оказалась трубчатой разговорчивой и
легкомысленной.
блокнот часто пересчитывал свои чистые страницы и вычитал из них
уже заполненные.
приступы эмоционального голода
однажды в блокнот положили открытку. ну как открытку.
флаер.
но флаер очень качественный, с художественной фотографией.
(реклама была только с обратной стороны).
так еще вышло неловко, потому что «открытка» попала на страницу с не
самым удачным стихотворением.
блокнот даже не смог вспомнить как докатился до таких рифм…
моя единственная любовь
была платонической
(зачеркнуто)
(портрет в очках.
бумага – гелиевая ручка)
дразня церберов в капюшоны прячу яблоки
поджигаю фитиль из тополиного пуха
в складке бордюр – асфальт

у земли есть край, у эпохи (зачеркнуто, сверху – стола) есть край
палкой ищу истину: сад ведь в луже, облако в луже мельче
вещает телевизор дождь хлещет

не задалось утро – задайся вопросом
как стать матросом
в этой музыке мутной
одноголосой
с такими запросами
горим

вторая часть поэтического порыва находилась на обратной стороне
листа, так что «открытка» могла лишь догадываться о существовании
финала произведения.
блокнот ощущал в себе открытку достаточно долго.
но в блокнот стали попадать и другие вещи: две фотографии, визитка,
еще одна открытка, бумажки, записки со списком гостей. и даже какой-то
страз.
блокнот растолстел.
конечно, все они были вытряхнуты спустя месяц.
и блокнот снова пришел в форму.
но блокнот любил вспоминать только ту самую.
первую.
глянцевую.
«открытку».
с печатными буквами.
с тенями на фотографии.
с откровенным содержанием.
я валяюсь в снегу, затем вальсирую какое-то время в подъезде, затем поднимаюсь к себе, иду в душ, несколько часов блюю, ударяясь зубами об унитаз.
блокноту было странно, блокнот не любил себя за лирический пафос и
отсутствие чувства юмора. блокнот знал о пафосе и чувстве юмора вот
что:
чувство юмора – это главный предмет в пенале портфеля опыта
ластик всего самого настоящего в прошлом
или ласты для дайвинга в любой непонятной ситуации
если речь об океане иррационального говна

пафос как псориаз – чешуйчатая бляшка позора
кусок туалетной бумаги прилипший к ботинку
на котором ошметками яблока и желудочным соком
пост – гифка со свечкой вконтакте, мол, помним любим скорбим

нездоровым.
из-за хаотичного заполнения страниц блокнот бывало чувствовал себя
однажды блокнот встретил другой блокнот. другой блокнот,
перемотанный яркой бумагой и украшенный бантом, представился
органайзером, спирали не имел и предпочитал таинственно молчать.
умножать. он был совершенно невинен и пролежал рядом всего один
вечер. но в этот вечер наш блокнот понял, насколько блокноты разные.
постепенно блокнот начал заполняться не только пьяными заметками и
снами, постепенно блокнот познавал все более странные вещи, которые
было невозможно структурировать. например
феноменолог не может себе позволить использовать слово как нечто само собой имеющее какой-то смысл
он должен отвечать за все смыслы
действие либо вечное либо принадлежит всем временам
справедливое действие лежит за пределами времени
поскольку это действие не зависит от интереса сегодняшнего дня ни от пристрастий продиктованных прошлым
ни от желаний зависимых от будущего
вынесенное принадлежит всем временам
важно!!!!:
означаемое и означающее
знак всегда произвольный

или вот скажем
в кино авторство это очень сложно
за продюсером типа идут актеры
актер тоже в каком-то смысле автор – он воплощает лицом идею
сценарист дальше и именно его голосом говорят герои
тоже как бы автор
режиссер сводит все линии воедино и вот он верхушка
кто является автором кино – все вроде как сводится к режиссеру, но по сути модель авторства сложная

сначала блокнот пытался понимать отдельные слова, а потом стал
делать упор на интуитивный метод чтения самого себя.
блокнот понял, что существуют истории. их расписывают, а потом о них
думают.
потом в какой-то момент
думать становится тяжело и появляются пьяные заметки.
рисунки появляются от скуки.
скрипичный ключ нужно рисовать сотню раз подряд, чтобы он вышел
симпатичным.
у людей есть номера +7 и дальше разные цифры.
себя в пространстве и агрессивного вмешательства ручки в пределы
блокнот мялся очень много раз, мялся из-за неграмотного размещения
своих внутренностей.
ручка – это не тонкий флаер. даже не страз. ручка объемная и имеет
дурацкий колпак с висюлей.
вообще, с ручками у блокнота все было странно. без них он жить не мог.
но он их ненавидел. он по ним скучал.
стоило им начать водить по нему своими шариками – блокнот забывал
все на свете, увлекался и терял контроль. но блокноту было
невыносимо понимать, что без ручек или хотя бы карандаша он не
сможет состояться и будет лежать в изоляции и пыли совершенно
пустой. даже без списка продуктов.
просто считать до 31.
вот. настало время, когда блокнот начал уже вычитать свои пустые
страницы из заполненных.
а потом случилось…
рука вырвала страницу. с сухим звуком.
а затем еще одну.
блокнот забыл что-то важное о православии.
и еще одну.
чистую.
рваные края не позволяли плотно прилегать всем страницам друг к
другу.
блокнот стал все чаще задаваться вопросом — что было до. до того, как
блокнот стал блокнотом. кто его придумал? кто его сделал? как
устроены эти страницы?
разум который устанавливает идеи и регулирует идеи
символисты смыслят как новый мир
а вот формалисты говорят «не, это иллюзия»

что это значит?
когда чистые страницы практически закончились, блокнот перестал
трястись в сумке и переехал на книжную полку поставив в своих
отношениях с ручками жирную точку. компания на полке была восторг,
блокнот попал в банду и обзавелся друзьями: ремарк с триумфальной
аркой на обложке, «тамада-свадьбы» сомнительного издательства и
сборник чехова.
блокнот: линейный характер означающего. я вижу — это линия
ремарк: примитивное мышление и крайне сложные представления о чести. то и другое затрудняет жизнь, ежели человек пьян.
тамада: представьтесь, пожалуйста. мы поздравляем вас с выигрышем и вручаем памятный подарок. спасибо! (счастливчик занимает свое место в зале).
тамада: представьтесь, пожалуйста. мы поздравляем вас с выигрышем и вручаем памятный подарок. спасибо! (счастливчик занимает свое место в зале).
чехов: (вздохнув). пашка чадин! таких уж нет теперь. пала сцена, ирина николаевна! прежде были могучие дубы, а теперь мы видим одни только пни.
блокнот: в моей крови больше медикаментов, чем во всей сети аптек озерки
ремарк: ничего нельзя исправить. иначе все мы были бы святыми. жизнь не имела в виду сделать нас совершенными. тому, кто совершенен, место в музее.
чехов: я часто думаю: если бы не маша, то я на тебе б женился, олечка. ты очень хорошая... замучился. (прислушивается.)
ремарк: девушка посмотрела на него, потом в окно – на серый пасмурный день – и снова на него.
тамада: свадебный обряд подробно согласовывается с заказчиками. для решения и организации некоторых вопросов свадебного торжества очень удобно иметь под рукой бланки следующей анкеты: место, время проведения свадьбы, сколько дней

блокнот: 31, 29, 31, 30, 31, 30, 31, 31, 30, 31, 30, 31
ремарк: равик рассмеялся
чехов: (рыдая). куда? куда все ушло? где оно? о, боже мой, боже мой! я все забыла, забыла... у меня перепуталось в голове... я не помню, как по-итальянски окно или вот потолок... все забываю, а жизнь уходит и никогда не вернется, никогда, никогда мы не уедем в москву... я вижу, что не уедем...
ремарк: человек велик в своих замыслах, но немощен в их осуществлении. в этом и его беда, и его обаяние. у вас русская душа, катя.
тамада: ну что ж, а у наших влюбленных все еще впереди.
чехов: (кладет ему голову на грудь, тихо.) я люблю константина.
ремарк: может быть. но я не люблю возвращаться одна, доставать ключ и отпирать пустую комнату… точно гроб открываешь. достаточно и того, что входишь туда… где тебя не ждет ничего, кроме нескольких чемоданов.
тамада: поднимем наши бокалы!
чехов: (наливает по рюмке.) вы не смотрите на меня так. женщины пьют чаще, чем вы думаете. меньшинство пьет открыто, как я, а большинство тайно. да. и все водку или коньяк. (чокается.) желаю вам! вы человек простой, жалко с вами расставаться.

блокнот: проснуться пьяной парапапапам вот что я люблю
ремарк: нам бы чего‑нибудь покрепче. коньяку, например. бутылку.
блокнот не всегда мог поддержать разговор, но слушал своих друзей с
интересом. блокнот понимал, насколько хаотично устроено его
мышление и старался привести мысли в порядок.
пыли становилось все больше.
блокнот перенесли в коробку.
в коробке лежали тетрадки, школьные дневники, аттестат и диплом о
высшем образовании.
все они говорили одновременно, считали, перечисляли и повторяли… и
блокнот иногда от скуки тоже начинал просто перечитывать какие-то
части из себя.
а потом кто-то открыл блокнот снова. части из себя.
погнутая спираль надорвала страничку о платонической любви.
упала капля жидкости, чернила расплылись.
это была не ручка.
это был не алкоголь.
это было
что-то
что
что-то
что
о чём говорить
что-то
что
что-то
что
а потом был огонь, в котором этот блокнот все забыл и ненадолго став
дымом разучился считать вовсе
и протрезвел
конец